Криминал

Чешежопица


'крамольная', опасная марихуана-конопля.

Такой же участи удостоилось другое злосчастное растение - мак. Букет из алых маков исчез из поэзии и подношений самых пылких влюбленных. Маг - опиум, кокнар. Кокнар - маковая соломка, добавляемая к куреву, стакан ее

'весит' за сотню рубликов. Цены опиума никто не знает, только укольчик обходится во многие десятки рублей. Не сеют мак садоводы, а огородники боятся его пуще обысков. Сеять мак запрещают, менты часто при его помощи устраивают прокладки, подсевая на огородах и грядках. Посему следят люди: где случаем промелькнет мак в картофельной ботве, его вырывают как сорняк.

Выращивают мак ныне только в специализированных лекарственных хозяйствах за колючими заборами и с охраной. Плантации мака есть в Чимкентской области, в Тогучинском районе Новосибирской, тайно сеют мак в горно-таежных областях Читинской и Амурской, Якутской, Бурятской, Тувинской республиках. Булочка, посыпанная маком, пирожки с ним -далекие кулинарные воспоминания старых людей. Косы, свитые из высушенных маковых головок, уже неведомы, а маковое лакомство в них, раньше набиваемое в карманы и во время школьных перемен вытряхиваемое в рот, ныне неизвестно.

'Охотятся' за маком в период его созревания, вооружившись бритвами и бинтами. Маковую головку надрезают параллельно земле и выступившее тут же молоко впитывают в бинты. Затем бинты сушат, берут машину (на языке наркоманов так величают шприц), кипятят воду, в которую стригут бинты.

Остывшим раствором колются и впадают в балдеж.

Подавляющая часть наркоманов - полинаркоманы. Они и чифиристы, и пьяницы-алкаши, вводящие в организм не только маковые слезы, но и другие вытяжки черт знает из чего, даже из моркови. Многие из них нюхальщики ацетоносодержащих растворителей, наполнителей, лаков и красок - их прибор - целлофановый пакет, натянутый на голову, и открытый пузырь. Глубокий вдох и тут же выдох в 'презерватив' (кликуха целлофанового пакета), через несколько минут - кайф, балдеж и дрейф. Дрейф редко бывает дома, тянет на воздух, на бесцельное шатание среди толпы на улицах. Непонятное это явление психики: ясно, что опасно, но тянет 'на люди', в коллектив, толпу, массы. Большая часть там же в массах и прихватывается милицией.

В тюрьмах, зонах и притонах грезят наркоманы о миллионах, на которые купят килограммы героина и будут колоться всласть, не скрываясь. Самая отдаленная мечта - добыть миллиард (любой денежной единицы) и тогда они отберут десяток молодых, сбитых, здорафых тайцев, азербайджанцев, можно и узбекаф, и китайцев и предложат им при полном обеспечении всем, всем, что пожелает душа и тело, сесть на героинафую иглу. Так десять лет, не меньше в полном удафольствии будут жить и не тужить мальчики под контролем наркоманаф. Потом, потом этих мальчикаф: прикончат и особым способом из голенной жидкости выпарят вещество. Укол этого препарата (название его наркоманы не знают) даст самое-наисамое наслаждение, не сравнимое ни с чем.

Так бредят наркоманы, так плывут и текут. Пока же: приход - расход - уход, шалманы, притоны, тусовки, тюрьмы и зоны. Посланце вмазанья пропадает аппетит, но затем впоследствии наступает невиданный жор. За обе щеки уплетают рыцари шприцев и затяжек. Обильная, без разбору пища, ее быстрое поглощение вызывают: запоры. Разговоры о еде и пище как химизации организма любимая и нескончаемая тема наркоманов.

Наркоман - нагл, агрессивен, в раскуморе - кипяток. Все ему не так и не эдак. Тюремщики это знают и в камеру для усиления психологического процесса сажают наркоманов. Начинается ад - драки по пустякам, ночные вскакивания, долгие стучания и скрежет зубами во сне. В трезвости, наступающей обычно через месяц, бесконечные разговоры о травке и жратве. Бенедикт Спиноза не описал наркоманное рабство, самое, пожалуй, низкое - сплошь из оголенных страстей и физиологии. Такового он не знал.

Почва наркомании - армия, сеть ПТУ, психбольницы, партийная запрограммированность молодежных интересов. Наркомания подобна грибковой плесени - врезается и охватывает все новые и новые венцы, калеча и кроша весь дом. Китайцы издавна торговцев наркотиками убивают беспощадно и скармливают их свиньям вперемешку с другой дохлятиной.

Челябинская наркозона на станции Бокал помещена внутри зоны общего режима. Полоса в зоне. Зэки зэкам перекидывают наркотики из перелета в перелет. Убить время - главное в жизни зэка и за любой наркотик он готов пойти на что угодно. Лагеря в Альянсе для удобства управления располагают гирляндами. Это также выгодно поставщикам наркотиков. К примеру, на станции Лена в Усть-Куте торговец сорвет солидный куш - группа зэков, отбывших срок в зоне Якурима, приобретя травку, доставит ее в Подымахинскую наркозону.

Другая, устроившись в Ленское пароходство, завозит на танкерах, баржах в якутские, магаданские, чукотские зоны. Осенью из таежных районов идут мотки бинтов, пропитанных маковым молоком. Мак начали сеять народы, находящиеся на грани исчезновения - кеты, эвены, негидальцы, ульчи: В далекой, таежной Сибири РОВД обзаводятся специалистами по борьбе с наркоманией.

'Я почти всегда в кайфе, а в промежутках - работа, поиски наркотика и

 

 Назад 16 27 32 35 37 38 · 39 · 40 41 43 46 51 62 Далее 

© 2008 «Библиотека RTG.SU»
Все права на размещенные на сайте материалы принадлежат их авторам.